top of page
  • Фото автораAlla Miya

В чём Волшебство Треугольника Мавров?




Сен-Тропе, бесспорно, — национальная французская знаменитость, звезда Лазурного берега. До сих пор остаётся модным местом, которое каждый год попадает в заголовки газет, это один и городов, где всегда что-то происходит.

Раньше это был очаровательный маленький городок, плохо обслуживаемый пыльной узкоколейкой с несколькими рыбацкими лодками, качающимися в порту. Сегодня Сен-Тропе стал курортом и одним из летних перекрестков Европы. Чем же малюсенький рыбацкий городишка привлекает богатых и знаменитых со всего мира?

Все дело в Треугольник Мавров!

Магический треугольник горного массива Мавров образован тремя теллурическими течениями, которые соединяют Сен-Тропе, острова Левант и Фенуйе и проходят через Монастырь Ла-Верна.

А? Что ещё за теллурические течения?

Так называют земные токи. Это электрические токи, которые текут у поверхности земной коры. Обнаружить их просто: соединить концы проволоки с двумя металлическими пластинами, закопанными в землю на расстоянии минимум 1 км друг от друга. Силу тока покажет присоединенный к проволоке гальванометр. Средняя плотность этого тока составляет 2 А/км

На настоящее время нет окончательного и точного научного объяснения теллурических токов. Имеются различные гипотезы. Одни считают, что возникновение токов связаны с магнитными свойствами Земли. Другие видят в токах причину или следствие магнетизма Земли. Третьи указывают на связь токов с явлением солнечных пятен или приводят их в связь с ходом суточной температуры, приписывают электризации ветром поверхности Земли и т. д. и т. д.

В общем, ученые единодушно сошлись на том, что да, земные токи существуют и нет, мы понятия не имеем что это такое.

Ну оставим физикам грызть несъедобный гранит науки, и вернемся в солнечный Сан-Тропе.

Объяснение фантастического взрыва популярности городка, начавшейся в конце девятнадцатого века спрятано в горном Массиве Мавров. Кристаллические сланцы горного массива улавливают теллурическую энергию из глубин недр магмы, подобно гигантскому мегалиту. Эта энергия сфокусирована в трех точках, которые разграничивают «магическую» зону. Сан-Тропе — одна из них. Это место с необыкновенным «плюсом», где происходит интенсивная концентрация теллурической энергии.

Горы Мавров труднодоступны, лесисты и образованы в основном из кристаллических сланцев. Это одна из старейших населенных земель в Провансе. Название происходит от провансальского слова Maouro, «темные леса», которое по-французски давало «мавры», что обозначало тех, кто пришел из Испании. Мавров в Провансе знали и ненавидели. Да и было за что: они начисто разорили побережье в восьмом веке н. э. , прежде чем поселиться на склонах, которые обрамляют долину вокруг города Гримо.

Но вернемся к волшебному треугольнику. Средняя показатель «жизни» земных токов в Сен-Тропе составляет 18 положительных единиц. Но истинная вершина треугольника находится в 4 километрах от города, на вулканической вершине холма Пекуле. Там ученые намерили аж 28 позитивных единиц! На этом холме, в тени высоких деревьев стоит очаровательная часовня Святой Анны, место паломничества моряков. Часовня доминирует над морем и отсюда открывается прекрасный вид на Сен-Тропе и залив. Говорят, что местная энергия очищает, расслабляет и успокаивает.

Однажды к берегу, что под холмом, причалила лодка с безголовым трупом, собакой и петухом. Случилось это ранним утром 16 мая 68 года от рождества Христова… Впрочем нет, это совсем другая история, и я расскажу её в следующий раз.

Вернёмся в часовню Святой Анны.

Был ли на месте часовни мегалит или нет, об этом сведений не сохранилось. Её история начинается в средние века, когда эпидемия чумы, известная как Черная смерть, пришла в Европу из Средней Азии или с Черного моря по Шелковому пути. С 1347 по 1352 чума уничтожила до 50% населения. В Провансе чума покинула Марсель в ноябре 1347 года и достигла Авиньона в январе 1348 года. Деревни залива Сен-Тропе потеряли тогда более 60% жителей. Сен-Тропе и его окрестности превратились в пустынные земли. А немногочисленные выжившие бросали свои дома, и уходили в безопасные места. Некоторые деревни заброшены и до сих пор. Сен-Тропе, повторно заселили лишь в 1470 году переселенцы из Генуи, так что к концу 16 века население достигло почти 4000 жителей.

Местные историки точно датировали дату строительства часовни. Правда, сначала она носила имя Святого Креста. Муниципальное обсуждение от 1 июня 1618 года указывает, что: «Упомянутый совет множеством голосов утвердил восстановление часовни, которая фактически присутствует на холме под названием Пекуле, под титулом Святого Креста. Жан-Леон Пейе, Жанон Амье, сапожник, и Жан Марта, сын Жана-Антуана здесь присутствующие сделали пожертвования упомянутой часовне для всего, что будет сделано в ней.» Наконец, с 1627 года часовню окончательно переименовали в часовню Святой Анны, и термин Святого Креста больше не использовался.

С тех пор, часовню Святой Анны снова забросили, и снова восстановили в 1960-х годах. Она единственная сохранившаяся из четырех старых часовен в округе. Ее также называют часовней Братства Белых Кающихся. Братство, объединяет в форме ассоциации мирян, целью которой является благочестие. Его члены занимаются, в частности, помощью бедным и погребением мертвых.

Ну да оставим загадочному белому братству каяться, и пойдем дальше.

Поговорим о чудесах. Ведь за этим мы тут собрались, не так ли?

Сколько жителей Сан-Тропе и туристов, входя в часовню Святой Анны бросали рассеянный взор на эти скрюченные куски железа, соединенные прочной цепью? Они висели тут так долго, что их история стерлась из памяти. Разве что мраморная доска с гравировкой и подписью и могла разжечь любопытство. А заодно и открыть тайну необыкновенных приключений, свидетелями которых были эти реликвии.

«Жозеф Лазар Симеон Прат, матрос-подмастерье, потерпевший кораблекрушение с брига «Силен», взятый в плен варварами 14 мая 1830 года, сложил здесь оковы своего плена 4 сентября 1830 года. Благодарен своей защитнице. После 34 лет, проведенных в дальних странах, Симеон Прат, капитан жандармерии, кавалер ордена Почетного легиона, ордена Святого Сильвестра в Риме и Золотой шпоры, комиссар железных дорог, прибыл, чтобы возобновить свои благодарственные действия Святой Анне 25 сентября 1863 года. Прат, родившейся 19 марта 1808 года в Солье-Пон. Вар».

Что же приключилось с бравым матросом Симеоном Пратом?

Симеону Прату было 22 года, когда он служил матросом-подмастерьем на бриге «Силен», которым командовал лейтенант Брюа. Этому кораблю, вместе с идентичным ему бригом под названием «L'Aventure», вооруженному 16 орудиями, была поставлена задача наблюдения и блокировки участка берега в окрестностях Алжира. Война за независимость Алжира от Франции была в самом разгаре.

Ужасный шторм покорежил судна и посадил на мель. Людям пришлось срочно эвакуироваться с затонувших кораблей. Но радоваться было преждевременно: морякам удалось спастись от бушующего моря, но не от опасности, исходящей от берберских племен. Когда офицеры доплыли до алжирского берега, выживших немедленно окружили вооруженные, грозного вида люди. Они отобрали у моряков последнее, что им удалось спасти от катастрофы и отвели в деревню. Двести несчастных скоро поймут, что их спасение — всего лишь иллюзия.

Моряков разделили и заперли в вонючих бараках. Обращались с ними как со скотом: после жестоких массовых убийств выжило меньше половины. Опьяненные пролитой кровью, тюремщики начили перерезать глотки и обезглавливать заключенных с невероятной свирепостью. Некоторые матросы продавали свою шкуру дорого, другие пытались бежать. Их ловили и убивали на месте. Выжившие в ужасе ждали своей очереди.

К счастью, внезапно в деревне появился турецкий офицер. Он забрал оставшихся моряков с собой и привез в столицу Алжира. Моряков повели во дворец Дея. Там, ко всеобщему изумлению, они обнаружили сотни отрубленных голов, в том числе и их товарищей, которые были расставлены по стенам. Это было похоже на дурной сон. Именно здесь, в столичных тюремных камерах, в ужасных санитарно-гигиенических условиях, моряки будут ждать освобождения 5 июля 1830 г. Дей капитулировал накануне и передал Алжир французским войскам после более чем месячных непрерывных боев.

Восемьдесят два моряка, выживших после двойного кораблекрушения вышли из Алжира в Тулон 6 июля 1830 года. А 4 сентября Симеон Прат приехал в Сен-Тропе, чтобы передать свои тюремные кандалы в знак благодарности Святой Анне.

Но на этом приключения отважного моряка не заканчиваются.

Мы находим Симеона Прата 9 мая 1843 года на борту фрегата «Урани», которым командовал всё тот же капитан Брюа, названный «губернатором Маркизских островов и комиссаром протектората на Таити». Что наш моряк из Вара делал на этой посудине? Весьма вероятно, что двое мужчин, которые пережили вместе столь драматические моменты, не упускали друг друга из виду и что Прат откликнулся на зов Брюа и с удовольствием пустился на новою авантюру. (В скобках заметим, что между делом Симеон Прат успел стать сержантом муниципальной гвардии Парижа, которая была прикреплена к жандармерии в 1830 году.)

Надо сказать, что на Таити царил беспорядок. Английский протестантский пастор Жорж Притчард, ярый антикатолик и советник королевы Помаре IV, начал крестовый поход с целью изгнания католических миссионеров из Ордена Святых Сердец Пикпуса, миссионеры которого пытались евангелизировать таитян. Французы изгнали Причарда, но таитяне подняли восстание. Эта ситуация породила дипломатический кризис между Францией и Соединенным Королевством, за который пришлось расплачиваться Прату.

Но удача шла с Пратом рука об руку и все, за что бы он не брался, ему удавалось. Он стал первым «Мутои Фарани», другими словами, первым таитянским полицейским. Его уважали и любили.

Он некоторое время служил полицейским на Маркизских островах, но вскоре вернулся в Папеэте, столицу Таити комиссаром полиции и инспектором мер и весов. Сегодня две казармы жандармерии в Папеэте носят имена Брюа и Прата.

1 мая 1849 года он был произведен в младшие лейтенанты, назван кавалером ордена Почетного легиона, а затем переведен в Сен-Пьер на остров Мартиника, что в Карибском море. Там вскоре после этого Брюа нашел его генерал-губернатором Вест-Индии. Уау!

К 30 декабря 1857 г. Симеон Прат дослужился до чина капитана, вернулся во Францию и командовал ротой Сент-Омера в Па-де-Кале. Но северный климат пришелся Симеону не по вкусу и вскоре после назначения он попросил об отставке. Вернувшись к гражданской жизни, он стал комиссаром административного надзора за железными дорогами и вышел на пенсию в возрасте 67 лет.

Симеон Прат всю жизнь был очень привязан к своей алжирской истории, с которой началась его сумасшедшая карьера. Он снова вернулся в часовню Святой Анны 25 сентября 1863 года, чтобы возобновить благодарность и поместить над своими кандалами памятную доску, которая позволяет нам сегодня проследить эту жизнь, полную необычайных приключений.

В октябре 1888 года, ему тогда было уже 80 лет, он всё ещё проживал на улице Республики, 24 в Тулоне.

Он скончался 23 марта 1894 года в возрасте 86 лет.

А что же до волшебного треугольника? Думаю, ошибаются те, кто считают энергию часовни расслабляющей. История Семеона Прата, прожившего жизнь, достойную голливудского боевика тому подтверждение.

Теллурические токи часовни Святой Анны оберегают, охраняют и помогают выпутываться из самых безнадёжных передряг. В общем, тут становятся удачниками.

Не верите? Приезжайте, и проверьте!


Библиография:

Merci à Gérard ROCCHIA, historien local


© 2022, Алла Мийа. Все права защищены. При использовании материалов гипертекстовая ссылка на alla-miya.com и указание имени автора обязательны.



Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page