top of page
  • Фото автораAlla Miya

Чего испугался сказочник?


Помните бабушка вам читала историю про девочку в красной шапочке и про…? Скажете: серого волка?

Не тут-то было!

Никакого «волка», да и, кстати сказать, «шапочки» в сказке нет и в помине!

Давайте разберемся в недоразумениях, которое длятся уже 300 лет!

Во-первых — головной убор. Оригинальное название сказки у Шарля Перро «Le Petit Chaperon rouge». «Un chaperon» — это разновидность капюшона, «предмет одежды, который защищает голову и плечи владельца». То есть речь идёт о «девочке в красном капюшоне» … М-м-м… Или о Красной Капюшоночке… Нет, о Капюшонке! (Скажите, чем Капюшонка хуже Шапочки?)

Во-вторых, месье Перро к сочинительству бестселлера никакого отношения не имеет! Создание сказки принадлежит фантазии французских крестьян. На самом деле самая старая письменная версия восходит к поэме «De puella a lupellis servata», которая была включена в сборник Fecunda ratis, написанной в десятом веке ученым Эгбертом из Льежа.

И тут мы подобрались к главному.

Волк. Да-да, серый волк. Академик и парижанин Перро безжалостно переврал и исказил настоящую историю Красной Капюшонки. Потому что ни о каком волке (волк — это «le loup» по-французски) там нет ни слова!

«Однажды женщина приготовила хлеб, и сказала дочери: «Одевайся и отнеси теплую булочку и бутылку молока бабушке». Девочка собралась и пошла. На перекрестке двух дорог она встретила «bzou», который спросил ее: куда ты идешь?»

Что это ещё за «bzou» такой? Фольклорист Ахилл Мильен, который записал сказку в 1885 г. задал этот вопрос пожилой даме, которая рассказала ему сказку и получил ответ: «Да это же волк-оборотень!»

Вот оно что! Наша Капюшонка отправилась к бабуле и встретила в лесу не обыкновенного говорящего волка, а жуткого оборотня! Это же кардинально меняет историю!

Меня, например, в детстве изводила одна нестыковочка: что эта за девочка такая слепая (или о-очень тупая), что не замечает у бабушки ни шерсти, ни зубов, ни когтей? Что она, волка, пардон, от старушки не может отличить — да, согласна, старухи бывают разные… — но всё же!

А вот оборотень — это же совсем другое дело! Что объясняет и престранную сцену в лесу — девочка запросто болтает с волком и не понимает, что перед ней зверь. Конечно! Она же уверена, что это — обычный мужчина, оборотень пока еще в виде человека. Все странности снимаются!

Но это разоблачение рождает новый вопрос. А какого дьявола месье Перро, литературовед и теоретик искусства испортил сказку, сделал её нелогичной и непонятной?

И, представьте, веские причины у Шарля были.

Все дело в отношении к волкам-оборотням. И в их доказанном существовании во Франции.

Большой Словарь Французского Языка XIX века определяет оборотня следующим образом: «Эта разновидность человекоподобного существа или колдуна, который превратился в волка и давно пугает людей в сельской местности, и от которого все еще угрожает опасность детям. Оборотни или ликантропы не принадлежат, как можно было бы подумать, к возвышенному воображению Средневековья. Их существование утверждают Вергилий, Солон, святой Августин, святой Иероним и многие другие».

В средние века все богословы и юристы были единодушны в признании существования оборотней. А в эпоху Возрождения ученый люд начал теологические и философские дебаты о ликантропии. Самые известные ученые-демонологи считали долгом посвятить волкам-оборотням как минимум несколько страниц, а то и глав.

В 1599 году сир Бовуа де Шовинкур, джентльмен из Анжу, написал «Рассуждение о ликантропии или превращении людей в волков». Там он долго перечисляет несчастья войны во Франции и горе в стороне Анжуйской, а после упоминает дополнительный бич, «кровожадное нашествие разъяренных голодных волков». Затем в сердцах добавляет: «О, ужас! Когда я размышляю об этом жалком выборе, у меня волосы встают дыбом, холодный страх леденит сердце, охватывает все мои кости, не зная, настоящие ли это волки, или извращённые люди, которые, предали свою божественную природу и форму, изменились и превратились в грязного, жестокого и дикого зверя.»

Да, демонологические тексты единогласно утверждали: существуют злые колдуны, которые обладают искусством перевоплощения, и волки-оборотни во Французских лесах не редкость. И, — о, ужас! — они предаются актам каннибализма, особенно любят полакомиться невинными девственницами и девственниками, с коими перед употреблением в пищу вступают в богопротивную связь. Отличить оборотня (по мнению знатоков) не сложно: их выдает особая морфология по сравнению с настоящими волками — более широкий череп и крупный размер. А уж в том, что метаморфозы эти от дьявола — сомнений не возникало.

И самих-то волков французы не жаловали. Охотники говорили, что у них «плохая натура», их не приручить. Тот же сир Бовуа де Шовинкур замечал, что: «Дикие звери по природе своей враги рода человеческого…» Что уж и говорить об оборотнях. Он приводит типичную историю встречи охотника с оборотнем (рассказанную свидетелем, заслуживающим доверие): «На одного охотника напал чудовищный волк, у которого ему удалось отрубить одну лапу с золотым кольцом. В тот же вечер в замке охотник заметил, что у хозяйки, чей муж узнал кольцо, на руке окровавленная повязка…»

Вот другое свидетельство: «зверь был больше, но ниже волка, с рыжей шерстью, с коротким хвостом… Две передние ноги заканчивались не лапами, а были в форме человеческих рук, тогда как верхняя часть была покрыта волосами». Форма оборотня, оказывается, не бывает стабильной: он и ни волк, но и ни человек, он — и то и другое, пребывает в постоянном изменении: «у оборотня лапы, похожие на ноги». А как вам такое описание: «волк, у которого пальцы ног были как у человека». Редкие выжившие потерпевшие рассказывали, что, «когда оборотень нападал на девушек, он срывал с них одежду чтобы съесть (хм… и только-то?), и жертвы оказывались нагими, лишенными платьев, чего не сделало бы настоящее животное. Более того, оборотень хватал их за горло зубами, как это сделал бы человек, а не лапами, что обычно для волков».

Одного оборотня даже удалось поймать близ города Нанта. Его звали Жак Ролле, ему было тридцать пять. Профессия — нищий.

Жак был «такой вонючий и отвратительный, что ни один человек в мире не мог бы приблизиться к нему. Его покрывала странная жирная мазь в два пальца толщиной по всему телу, взгляд был растерянный, брови нахмурены, а глаза запавшие. Он не представлял из себя ничего человеческого, кроме очертаний тела». В том, что он — оборотень, Жак признался сам

4 августа 1598 года в долине Луары мальчика пятнадцати лет растерзали волки. Виновника удалось поймать и приковать к телеге, на которой сложили недоеденный труп (бедра и низ живота были съедены, кое-где мясо обглодано до костей, сожрана половина лица, остальное изрублено и изорвано зубами и когтями животного).

Жак Ролле был бродягой и вором, отлученном от церкви за богохульство. Он ходил от дома к дому, живя в крайней нищете. Его товарищами по подаянию были его брат Джон и его кузен Жюльен. Из благотворительности ему предложили ночлег в соседней деревне. «Полуголый, с длинными волосами, неряшливой бородой и красными от крови руками. Его ногти были в два пальца длиной, изогнутые, как когти, и на кончиках все еще висели клочья человеческой плоти» — так его описывают очевидцы. Люди, прибежавшие на крики мальчика, вытащили его останки из лап двух волков, а третий волк убежал в поле. Они погнались за волками, но вскоре потеряли след двух (кузена и брата). Зато третьего они поймали — вот этого человека. Когда его спросили, кто съел ребенка, он ответил, что это был он, его брат и его двоюродный брат. Он признался, что все трое были волками, людьми, превратившимися в зверей. То есть оборотнями.

Жак утверждал, что превратился в волка благодаря мази, которой он натирался, и признался, что съел или покусал многих других детей: «сожрал даже руки и ноги нескольких бедных женщин». Жуткие подробности разворованного оборотнем тела, подробно описанные в документах следствия я опущу, положусь на ваше воображение — в голливудских ужастиках деталей достаточно.

В 1598 году (за сто лет до публикации сказок Перро) в Анжере свирепствовала чума, в сельской местности участились нападения волков, но дело оборотней тем не менее вызвало переполох. Делом Жака занялся Пьер де Ланкр, известный бордоский демонолог, отправивший на костер не одну ведьму. Жака Ролле или Анжуйского оборотня судили и приговорили к повешению и сожжению за то, что он «убил и съел тело названного юноши Мишеля Кормье, ранил и оскорблял других детей, как волк». А как иначе? Знатоки демонологии советуют «крепко приковать оборотней цепями, чтобы они не выходили ночью, а люди не рисковали жизнью среди подобных свирепых животных — и нет другого способа их сдерживания!».

Жуть… А вы еще на забыли о нашей беззаботной Капюшонке, которая спешит вприпрыжку через лес к бабушке? Нет? А вот теперь представьте, скачет она по тропинке, напевает, а навстречу ей выходит вонючий и волосатый полуголый мужик. Он медленно превращается в волка и спрашивает её, куда это она путь держит?.. А у самого слюна течет до пояса и ещё глазки так масляно поблескивают… Подобный образ у каждого крестьянского ребенка вызвал в памяти правдивые истории о съеденных детях с выгрызенным низом живота…

Уф… Ну, что, выходит какая-то совсем не детская сказка получается? Или и вовсе — несказка?

Для крестьян оборотни были реальностью, с которой они существовали бок о бок. Простой люд знал, что оборотни рядом, что они — жестокие маньяки (как сказали бы сейчас) и рассказывал детям поучительные истории, о том, что «нельзя заговаривать с посторонними» в чаще дремучего леса. Эти истории были грубы и полны канибалистских и прочих «недетских» деталей.

Теперь вы понимаете утонченного аристократа Перро, который захотел перенести народный фольклор в парижские салоны? Одно дело народные сказки со всеми их непристойностями и сквернословием, и совсем другое — книги для изысканных буржуа. Он даже конец сказки изменил — дабы она выглядела более моралисткой и походила на поучительную басню: никакой охотник-спаситель там не приходит.

Les Contes de ma mère l'Oye (Сказки матушки Гусыни) — сборник из восьми сказок Шарля Перро был опубликован 11 января 1697 года. Он имел головокружительный успех и породил в высшем парижском свете моду на сказки. Истории Перро (которые он не сочинил!) являются бестселлерами до наших дней.


Библиография:

Nicole Jacques-Lefèvre, Le loup-garou : un animal philosophique


© 2022, Алла Мийа. Все права защищены. При использовании материалов гипертекстовая ссылка на alla-miya.com и указание имени автора обязательны.




Недавние посты

Смотреть все

Comentários


bottom of page